В Сахаре

In Ближний Восток, Северная Африка
Scroll this

Всю ночь мы ехали без остановок через пустыню. Пауза, на 40 минут можно выйти прогуляться, справить нужду, умыться, поесть...

Просторный и, относительно, чистый платный туалет. Какой-то непонятный едкий запах — это шарики нафталина в писсуарах.

Закусочная. Снова просторное помещение с непривычно-высокими потолками. Грязные столы с остатками еды на них, десятки дешевых белых пластиковых стульев. И, внезапно, здоровенные вентиляторы под потолком: точно такие же, как в американских фильмах про южные штаты и Мексику — медленно, словно в масле, вращающие своими тремя лопастями. Для меня так и осталось загадкой предназначение этих вентиляторов: ветер они не создают, мух от столов не отгоняют... да и в чисто-декоративное их назначение не верится — не принято здесь такое.

Кассир-официант — 2 в одном. Какого-либо меню здесь и в помине нет (да и не может быть, учитывая, что для белых цены негласно выше), потому в течении трех минут на ломаном английском он пытается объяснить что же мне могут предложить. Когда становится ясно, что у кассира не получится нормально объяснить — приходится заказать чизбургер с кока-колой.
Сажусь ждать заказ в белое пластиковое кресло, смахиваю рукой со стола куски недоеденной кем-то пиццы, которую уже облюбовала стая мух. Через 5 минут приносят классическую красно-белую баночку кока-колы, такую же как во всем мире... и чизбургер, напоминающий злую шутку: потрескавшаяся булочка выглядит так, будто зачерствела еще сутки назад, после чего ее сначала заморозили, а потом разогрели в микроволновой печи, дабы придать товарный вид. Не исключаю, что именно так и было! Но в остальном чизбургер оказался вполне съедобным и вкусным.

Африка — она такая! Почему-то именно эти 40 минут въелись в мою память в качестве стереотипа современного исламского мира. А после фильма «Дорога на Гуантанамо» оказалось, что стереотип вполне правильный.